О статье Сергея Новикова МН

О статье Сергея Новикова МН

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ

 

В своей статье «Обратное преувеличение» (МН № 32, 2007) Сергей Новиков замечает, что «история наука точная, ибо базируется на фактах и их численном выражении». Вопреки этому утверждению автор высказывает в своей статье ряд замечаний, подкрепляя их не фактами, а общими, неверными, на мой взгляд, соображениями. В поисках серьезных ошибок Никонов обратился и к моей заметке в МН «Спрос на еврейские души». Он пишет:

«Недавно известный профессор Сергей Максудов написал («МН» N 15, 2007), что в ходе Второй мировой войны в боях и в плену погибли 123 тысячи поляков. На всех фронтах 1939-1945 годов и в партизанских формированиях. В кампании 1939 года в боях погибли около 60 тыс. польских военнослужащих, не меньшее число не пережило гитлеровского и, увы, советского плена. Количество погибших участников варшавского восстания 1944 года, по любым источникам, — не менее 100 тысяч человек. Памятники многим тысячам погибших поляков стоят в Нарвике, Тобруке, Монте-Кассино — наиболее известных местах сражений на Западном фронте, где воевали польские соединения, многими тысячами исчисляются погибшие в рядах Войска польского, в последние годы войны сражавшегося плечом к плечу с Красной армией. Крупные потери понесли польские партизаны. Точно подсчитать число не доживших до победы воевавших поляков практически невозможно, реальные оценки колеблются в пределах от 700 тысяч до миллиона погибших. Откуда же взялись 123 тысячи? Автор ссылается на работу известного советского демографа Бориса Урланиса, изданную в 1960-е годы (в последующих его трудах я этой цифры не нашел). Урланис же ссылается на малоизвестную польскую публикацию первых послевоенных лет. К сожалению, кто первым ошибся, неизвестно, но на цифру будут ссылаться и дальше».

 

«Кто первым», в данном случае довольно очевидно: Урланис в книге выпущенной в 1960 («а не в 60-е годы»), ссылается на подсчет бюро военных репараций при президиуме Совета министров Польши, опубликованный в 1948, а я в 2007 году ссылаюсь на Б.Ц. Урланиса. Не ясно в каких демографических сочинениях Бориса Цезаревича пытался найти цифру военных потерь поляков Сергей Новиков, но книге Б.Ц. Урланис «История военных потерь», изданной в Военно-исторической библиотеке, Санкт-Петербург, Полигон, 1994 год, эта цифра присутствует. Приводится и распределение польских потерь по местам боев. Армейские потери 1939 года составили 66.3 тысячи (в эту цифру Бюро военных репараций, очевидно, включило умерших от ран и погибших в немецком плену, иначе Урланис отметил бы это, как он делал в ряде других случаев). Во Франции и Норвегии погибли 2.1 тысяча человек. В английской армии поляки потеряли 7.9 тысяч, а в 1 и 2-й польских армиях на Востоке погибло 13.9 тысяч человек. Варшавское восстание стоило жизни 13 тысячам польских военнослужащих. При этом Урланис отмечает, что «эта цифра не включает потерь гражданского населения, в том числе большого количества молодежи, которая погибла, сражаясь в неорганизованных отрядах». Партизанская война обошлась в 20 тысяч жизней. Мы видим, что список мест боев и памятников известных, Новикову нисколько не противоречит цифрам Урланиса. Данные Урланиса о потерях поляков в рядах Красной армии хорошо согласуются с современными источниками. В основных операциях 1944-45 годов, в которых отмечается участие польских армий (Белорусской, Висло-Одерской, Восточно-Померанской, Берлинской, Пражской) они потеряли убитыми около 7.5 тысяч человек (Гриф секретности снят. Потери вооруженных сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах. М. 1993, сс. 202-221). Большинство польских солдат, оказавшихся в немецком плену, были распущены по домам или переведены в статус гражданских рабочих. В первую очередь так поступили с украинцами и, как это ни удивительно, с евреями — гражданами Польши. Это был коварный гитлеровский ход: вывести военнопленных евреев из под защиты Международного красного креста, который в течение всей войны продолжал опекать польских солдат и офицеров, передавая им письма и посылки. Что касается польских военнослужащих в советском плену, то по понятным соображениям ни польские власти, ни Б. Ц. Урланис их не подсчитывали. Зато это легко сделать современным исследователям. Мы знаем, что в советский плен в 1939 году попали 130 тысяч польских солдат и офицеров. Из них 42 400 были отпущены, 43 тысячи переданы немцам, 15 131 человек расстреляны, 25 тысяч отправлены в формировавшуюся армию Андерса, умерли в лагерях и погибли при эвакуации на Восток, 2200 человек, арестованы 683. (Репрессии против поляков и польских граждан. Исторический сборник Мемориала. Вып. 1, М. 1997, с. 185).

Таким образом, имеющиеся фактические сведения не позволяют говорить ни о 700 тысячах, ни о миллионе погибших в боях польских солдат. Противоречат эти цифры и здравому смыслу. Польская армия в начале войны включала около миллиона бойцов. Погибли в 1939-41 годах около 100 тысяч (включая убийство польских офицеров в СССР, и расстрелы польских евреев военнослужащих немцами). В немецких лагерях оставалось в конце войны 48 тысяч, 300 тысяч польских военнослужащих работали на фермах в Германии. 350 тысяч принявших присягу бойцов насчитывала подпольная армия Крайова (. (А. Шнеер. Плен. Иерусалим, 2000, сс.47-55, 71). В армиях союзников сражалось около 100 тысяч поляков. Войско польское в СССР в начале 1944 года, насчитывало несколько десятков тысяч, а в конце войны 300-400 тысяч человек. Таким образом, не считая первых трех недель, во Второй мировой войне участвовало не больше 500 польских военных. Как известно, в армиях государств, участвовавших в войне, на одного убитого приходилось 3-4 раненых, из которых в строй возвращались (в зависимости от страны) 40% — 70%. Из этого однозначно следует, что польская армия не могла потерять ни миллион, ни 700, ни 500, ни 300 тысяч человек. В СССР безвозвратные потери составили около 25% от числа мобилизованных. Потери польских военнослужащих, меньше времени участвовавших в войне, никак не должны были превышать этой доли. Следует подчеркнуть, что речь шла только об армейских потерях. Потери гражданского населения требуют специального рассмотрения, но как я писал в упомянутой выше заметке, судя по темпам роста численности поляков в 1940-1950 годах, они не были особенно велики.

В заключение повторю слова моего оппонента. История наука точная, базируется на фактах и не следует подменять их приблизительными соображениями.

maksudov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *