Рейхкомиссариат Остлянд

Рейхкомиссариат Остлянд

Заметка в Московских новостях 2007

 

Оккупация рейхскомиссариата Остланд

 

В последнее время в связи с «отсутствием присутствия» президентов Латвии и Эстонии на праздновании в Москве 60-летия Дня Победы над Германией и подписанием договоров о границе между Россией и этими республиками в московской прессе и Интернете появился целый ряд утверждений как политических лидеров, так и граждан прибалтийских республик, некоторые из которых я считаю необходимым прокомментировать. Начну с курьеза.

Доктор физико-математических наук, бывший председатель Московского общества Эстонской культуры Рихо Ныммика и начальник отдела биохимии НИИ экспериментальной кардиологии, член правления Московского эстонского общества Энно Ругге сообщают читателям газеты «Московские новости» (статья Елены Комаровой N. 18-19 от 13-19 мая 2005 «Пивной Путин»), что, хотя президент Эстонии Арнольд Рюйтель собирается вскоре подписать в Москве «договор о территории», «судя по опросам, большая часть эстонцев против этого, поскольку «эстонцы, живущие на территории Псковской области с доисторических времен, даже организовали группу сопротивления: для тех из них, кто уцелел, это личная трагедия. Они окончательно окажутся на грани уничтожения».

 

Ученым членам культурных обществ следовало бы знать, что самоназвание эстонцы появилось в середине 19-го века, а в доисторические времена на территории Псковской области и значительной части Восточной Европы обитали финно-угорские племена, некоторые из которых и были, вероятно, предками современных эстонцев. Поверим господину Энно Ругге, что для эстонцев Псковщины, составляющих 0.15% населения области, не быть включенными в Эстонскую республику личная трагедия, угрожающая им уничтожением. Заметим при этом, что жителями этой территории издавна были славяне. Псков, основанный в 903 году, получил славянское имя. В этом случае, просто невозможно вообразить какие танталовы муки испытывают представители эстонских обществ, живущих в российской столице, название которой восходит, как известно, к финскому топониму. Видимо нам следует поблагодарить господ Ныммика и Ругге за то, что они не требуют включения в Эстонию города Москвы.

Кстати, исторические и этнографические свидетельства подтверждают, что, признавая союзные республики независимыми государствами, российское правительство сознательно пошло на огромные потери территорий и населения. Так город Юрьев, возникший в 1030 году, был основан славянами и лишь после Октябрьской революции получил название Тарту. А в городе Нарва эстонцы никогда не составляли хоть сколько-нибудь заметной части населения. Ни эти, ни многие другие факты не были приняты во внимание, поскольку признание независимости прибалтийских советских республик происходило в соответствии с советской конституцией, то есть в границах, соответствующих советским законам. (Заметим, что по этой конституции гражданскими, политическими и культурными правами равно обладали все граждане советских республик). Только после признания Россией самостоятельного существования прибалтийских республик ее примеру последовали другие страны. Последующие шаги правительств новообразованных государств, ограничивающие права русскоязычного населения, были прямым нарушением принципов, позволившим этим государствам возникнуть, и ставят под сомнение их право на независимое существование.

 

Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберг в интервью Виктору Малашенко, которое уже появилось в кратком изложении в Интернете и будет показано по российскому телевидению 11 июня, замечает: «Единственное, что могло вызвать раздражение президента Путина это слова, что Латвия была оккупирована, а не освобождена. Но это исторический факт». Это, как и многие другие утверждения президента Латвии звучит крайне сомнительно. Историческим фактом является присоединение к СССР прибалтийских республик в июле 1940 году, оформленное как добровольное присоединение, но рассматривавшееся Лигой Наций как оккупация. В 1941 году Прибалтика была захвачена Германией и превращена в рейхскомиссариат «Остланд». В 1944-45 годах рейхскомиссариат «Остланд» был занят советскими войсками. Для десятков тысяч латышей и эстонцев, сражавшихся в рядах Красной армии, это было освобождением их родины. Но для тысяч жителей Прибалтики, воевавших на стороне фашистов в составе эсессовских дивизий, это явилось оккупацией. Но согласие на эту оккупацию дали не Молотов и Риббентроп, а Рузвельт и Черчилль. Присоединение Прибалтики к СССР явилось политическим результатом второй мировой войны. Победителями было принято множество политических и территориальных решений. В частности, Восточная Пруссия с городом Кенигсбергом отошла к СССР, Судеты были переданы Чехословакии, Силезия включена в Польшу, Украина получила земли Польши, Венгрии и Чехословакии. Со всех этих территорий были выселены многие миллионы жителей, предки которых жили на этих землях сотни лет. Можно сегодня признать эти решения победителей несправедливыми или даже преступными, но нелепо приписывать их действию пакта Молотов- Риббентроп. Однако президент Латвии даже в присоединении Пыталовского района к Псковской области усматривает последствия советско-фашисткого сговора. «… В 1944 году он был включен в состав РСФСР в рамках пакта Молотов Риббентроп».

Вике-Фрайберг красочно рассказывает, как Сталин взял карандаш и собственноручно начертал произвольную границу, лишив Латвию ее законной территории. Следует заметить, что 96% населения спорного района составляют русские люди и можно понять Президента Путина, который пусть не совсем дипломатично, отказал латышским властям в их намерении лишить этих людей гражданских, политических и культурных прав, как они сделали с сотнями тысяч русскоговорящих граждан Латвии.

Присоединение Прибалтики к СССР в рамках послевоенного переустройства Европы было впоследствии подтверждено руководителями всех европейских государств, поставивших свои подписи под Хельсинкским соглашением о нерушимости европейских границ. Президентам и парламентам Латвии и Эстонии следовало бы начинать с требования об отмене Хельсинских соглашений, затем настаивать на пересмотре результатов второй мировой войны, а уж после этого протестовать против соглашения, заключенного СССР и Германией в 1939 году.

Какое извинение хотели бы услышать руководители прибалтийских государств?

— «Правительство России глубоко сожалеет о договоре с Германией, о разделе сфер влияния и действиях, предпринятых советскими властями в связи с этим соглашением»?

Похожие слова уже дважды произносили российские президенты и могут произнести еще 22 раза. Слова немногого стоят. Существенно пересмотреть результаты соглашения. Россия сделало это, отказавшись от своего права контролировать территории стран Прибалтики и предоставив им независимость.

Своим решением Россия отказалась от всех преимуществ, предоставленных ей в свое время пактом Молотов-Риббентроп. Этого нельзя сказать о других странах. Литва, получившая благодаря этому пакту город Вильнюс, продолжает считать его своей столицей. Не спешат отказаться от земель, захваченных у Польши, Украина и Белоруссия. Ядовитые зубы дракона, посеянные Сталиным и Гитлером, продолжают отравлять сознание жителей Латвии и Эстонии. Демонстрации эсэовцев на улицах прибалтийских городов и памятники, устанавливаемые этим защитникам фашизма, свидетельствуют об этом.

Я называю эстонских и латышских эсесовцев фашистами не только потому, что они сражались против врагов фашизма и помогали тем самым осуществлению замыслов Гитлера. Из документов Латышского КГБ, купленных американскими университетами у латвийских властей, видно, что 25-30 процентов латышских легионеров добровольно вступили в организованные немцами отряды охраны порядка и принимали непосредственное участие в уничтожении евреев в 1941 году. И сегодняшнее отношение народов Прибалтики к национальным меньшинствам, лишение их политических, экономических и культурных прав, след все того же печального, неосознанного и неизжитого исторического прошлого.

В свете сказанного странно звучит призыв латвийского президента к руководству России признать по примеру Германии свою ответственность за преступления против человечества. Немецкий народ дал миру замечательный пример. Он отказался от исторических счетов, признал свою ответственность за действия фашистского режима, воспитал поколение, уважающее другие народы и стремящееся к миру.

Мне довелось наблюдать процесс примирения с близкого расстояния. В 1984 году я работал в Мюнхене. Звездой немецкого телеэкрана был в это время Лев Зиновьевич Копелев, московский писатель, незадолго перед этим лишенный советского гражданства. Он импонировал немецким телезрителям не только большой бородой, а ля Саваоф, не только хорошим немецким языком, но в первую очередь биографией – он попал в лагерь за попытку защитить немецкое население от зверского обращения со стороны солдат советской армии. Принимал Копелева в Германии его давний приятель Генрих Бёлль. Несколько раз они вместе выступали по телевиденью, рассказывая о том, что делали и о чем думали, находясь по разные стороны от линии фронта. Взгляды советского и немецкого писателей практически совпадали. Они оба ненавидели фашизм и сталинизм, оба стремились к развитию демократии и свободы в своих странах, к взаимопониманию между народами. Но было в их книгах и выступлениях одно характерное различие. Копелев раскаивался в своем участии в коллективизации, признавал, что серьезно ошибался, веря в гений Сталина и в коммунистические идеалы, но о том, что сражался в рядах Красной армии в ходе второй мировой войны, Лев Зиновьевич никогда не сожалел, а напротив гордился этим. Для Генриха Белля, ношение мундира вермахта, было глубокой личной драмой, существенно повлиявшей не только на него самого, но и на его детей.

К сожалению, Эстония и Латвия очень далеки от предложенного Германией пути изживания фашизма. Об этом свидетельствует и отсутствие президентов этих стран на празднике дня победы в Москве.   В упоминавшейся выше статье в «Московских новостях» один из руководителей московской эстонской общины Рихо Ныммик рассказывает: «День Победы отмечали только часть эстонцев, остальные торже­ствуют по случаю открытия в Тал­лине памятника бывшим солдатам эстонского легиона СС. На неодоб­рительные жесты эстонцы отвеча­ют: благодарите Евросоюз. Для Эстонии это была война с двумя великими агрессорами — Германией и Россией, … Эс­тонцы из числа бойцов немецкой армии терпели лишения 50 с гаком лет, а сегодня правительство возмещает им ущерб. Ставя памятни­ки и тем, и другим, Эстония выпол­няет решение ЕС по примирению, а в России этому изо всех сил при­дают оттенок фашизма».

Это утверждение не соответствует действительности. Никакого примирения антифашистов с фашистами не произошло, и никто к нему в Европе никогда не призывал. Примирился немецкий народ со своим прошлым и своими бывшими противниками, открыв тем самым путь в современное мировое сообщество.

Не пройдя вслед за Германией этот нелегкий, но совершенно необходимый путь, прибалтийские народы рискуют надолго остаться маргиналами в цивилизованном мире.

maksudov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *