Мир и стабильность

ИНДЕКС МИРА

 

Нельзя объять необъятное.

Козьма Прутков

 

Еще одна международная организация провела специальное исследование, оценив положение на планете с точки зрения мира и стабильности в различных государствах. Для этого предложен новый показатель GPI (Global Peace index), построенный подобно другим уже существующим социально-политическим коэффициентам, таким как индекс свободы печати, критерий соблюдения прав человека и другие. Идея количественно определить стабильность положения в стране, отсутствие агрессивности жителей по отношению друг к другу и внешнему миру кажется плодотворной. Чем больше единых общепризнанных мер будет в нашем стремительно глобализующемся мире, тем легче нам будет понимать происходящее. Другое дело, что от мысли о важности и нужности создания метода оценки до реально работающего эффективного механизма «дистанция огромного размера».

 

Состав спонсоров и разработчиков нового индекса выглядит необычайно внушительно. Шесть лауреатов нобелевской премии, в том числе Далай Лама, экс президент США Джимми Картер, организация Amnesty International. Одиннадцать высокопоставленных лиц, начиная с принца и принцессы Иордании, и кончая лордами, бывшим министром и вице-губернатором  Калифорнии. 50 просто известных людей: руководители проектов, фондов, университетов и институтов, профессора, писатели, журналисты. Абсолютное большинство из них представляет бывшую Британскую империю или, по крайней мере, англоговорящий мир, правда в необычной пропорции: 15 австралийцев, 5 жителей Южной Африки, примерно 7 американцев и только 5 англичан. Есть, однако, и представители других частей света, порой довольно экзотические, например, исполнительный директор Палестинской коалиции за мир в рамках Женевской инициативы. Над индексом работали также 42 организации: американские, австралийские, английские, Южно-Африканские и прочие, прочие. В их числе две украинские: Корпус мира и Международные миротворческие сил. Другие государства бывшего СССР в проекте, к сожалению, не представлены.

Результаты работы появились в Интернете на сайте Vision of Humanity, и тут же были повторены в новостях на русском языке. Коэффициенты мира и стабильности оценивают положение в 121 стране за несколько последних лет. Лучшим государством оказалась Норвегия — значение индекса 1.357, худшим Ирак – 3.437. Америка находится на 98 месте, Россия на третьем месте от конца. Интересно? Безусловно. Справедливо ли? Следует разобраться.

Прежде всего, бросаются в глаза белые пятна на карте раскрашенной голубым (мирные страны), желтым и коричневым (туда-сюда) и красным (агрессивные). В мире больше двух сотен государств и территорий и почему некоторые из них пропущены при расчете индекса? Не было данных? Не успели? Не хватило денег? Причина очевидно не в этом. Во-первых, совершенно справедливо отсутствуют карлики: Лихтенштейн, Монако, Люксембург и множество крошечных островов, важно заседающих в ООН, но мало пригодных для международных сопоставлений. Миролюбие в данном случае диктуется размерами, а проблемы у них, как правило, иные, чем в больших государствах. Но в списке отсутствует и ряд крупных стран, без которых спектр оценок особенно для территории бывшего ССССР представляется неполным. Это Белоруссия, Армения, Грузия, Киргизия, Туркмения, Северная Корея, Афганистан. О трудности сбора необходимых сведений говорить не приходится, если уж оказалось возможным провести исследования и расчеты для воюющего Ирака, враждебного Ирана, полузакрытого Китая, то для рвущейся в Европу и НАТО Грузии сделать это намного легче. Можно ли предположить, что специалисты решили пропустить эти страны как малосущественные? Маловероятно. Конечно, были проделаны соответствующие расчеты, и отсутствие в публикации коэффициентов означает лишь, что они авторам не нравятся. Очевидно, результаты противоречат известным фактам и представлениям исследователей. Например, по данным правозащитных организаций и отзывам американских и европейских дипломатов положение в Грузии после революции роз заметно улучшилось. Начала расти экономика, лучше стало с правами человека и со свободой печати. Судя по всему, Грузия по индексу должна была войти в первую группу самых мирных и стабильных государств. Однако недавние события в Тбилиси продемонстрировали насколько не мирным и не стабильным является грузинское общество. Опубликовать замечательные коэффициенты показалось неуместным, вот и пришлось их опустить.

Рассмотрение списка стран, расположенных по порядку возрастания индексов, наводит на печальные размышления. Сотни, а то и тысячи серьезных специалистов, проделав огромную работу, демонстрируют результаты, которые противоречат историческим и политическим фактам, а порой и здравому смыслу. Англия оказалась на 49 месте между Марокко и Мозамбиком, на 45 пунктов отстав от соседки Ирландии, словно не Ирландская республиканская армия десятки лет пыталась терроризировать взрывами английское население. Израиль оказывается одним из самых ужасных мест на планете, наряду с Ираком и Суданом, а его арабские оппоненты, напротив живут мирно и стабильно. Сирия на 37 ступенек благополучнее Ливана, хотя именно Сирия дестабилизирует обстановку в Ливане, убивая политических деятелей и поддерживая террористов Хизболы. Оказывается, не американским войскам следует находиться в Боснии и Герцеговине, а напротив, боснийцам следует помогать США, поскольку Босния на 21 позицию более мирное и стабильное государство, чем ее могучий покровитель. США соседствует с Ираном и намного отстают от Кубы и Китая. Но Америке, Китаю и Англии далеко до миролюбивого Вьетнама, расположившегося рядом с Францией и Италией на 35 месте. Индия (номер 109) всего на один шаг опережает Узбекистан и на 49 (!) позиций агрессивней Китая. Она даже отстает от печально прославившейся недавно разгоном демонстраций Мьянмы. А между агрессивной Индией и миролюбивым Китаем затесалось нищее, но зато, как выяснилось, самое мирное и стабильное в Азии (после Японии) королевство Бутан. Этот список странностей и нелепостей можно было бы продолжать бесконечно, и будь он единственным результатом, о новом индексе можно было бы не говорить. Но по счастью, авторы не ограничились рядом коэффициентов, а представили на суд читателей рабочую кухню, демонстрирующую, как эти показатели получены. Их методика и исходные данные интересны и сами по себе и тем, что позволяют понять, как из самых лучших намерений возникают абсурдные результаты.

Для расчета индекса использованы 50 показателей. Большинство из них количественные характеристики обычной национальной статистики, некоторые являются экспертными оценками или коэффициентами регулярно подсчитываемыми известными организациями. Все эти параметры ранжируются от 1 до 5. Например, если ежегодное число убийств, приходящихся на 100 000 жителей меньше двух тысяч, страна получает лучшую оценку — единица, при цифре от 2 до 5.99 тысяч – двойка, от 6 до 9.99 тысяч – 3, 10-19-9 – 4 и более 20 тысяч 5. Качественные параметры, такие как соблюдение прав человека, свобода прессы или отношения с соседними странами оцениваются также по четырехбальной шкале. Среднее по всем показателям и является искомым значением индекса мира и стабильности. Следует отметить, что выбранные показатели представляются вполне пригодными для подобного расчета, а их значения для отдельных стран не кажутся столь нелепыми, как общие итоги. Например, упомянутый выше коэффициент убийств. Норвегия получила, естественно, наименьшее значение, единицу, такой же индекс оказался и у Вьетнама, США, Израиль и Казахстан попали в следующую категорию с числом убийств больше 2 и меньше 6 тысяч в год, а у России в два раза худший результат. Можно сомневаться в надежности вьетнамской статистики, но данные российских справочников подтверждают, что место России указано верно. Другой пример, демократичность и прозрачность выборов. Показатели США и Израиля на 10% уступают норвежскому, коэффициент России хуже на 30%, Казахстан в два с лишним раза отстает России, а Вьетнам в три раза хуже Казахстана. Можно конечно сомневаться в абсолютной точности отдельных значений, но общая тенденция представляется справедливой. То же самое и с соблюдением гражданских прав. Америка чуть хуже Норвегии, Россия и Казахстан на 30% уступают США, Израиль на 20% хуже России, а Вьетнам на самом последнем месте с самой плохой оценкой. Можно конечно, обидеться за еврейское государство и начать объяснять, что проблемы с ограничением арабского меньшинства связаны с борьбой с терроризмом, или можно попытаться доказать, что разрыв между Россией и Америкой более значительный, но в общем, последовательность и отдельные значения больших возражений не вызывают. Еще более надежными являются такие общепризнанные статистические показатели, как национальный доход на душу населения, доля безработных, продолжительность жизни, детская смертность, процент учащихся в школах и институтах от численности соответствующего поколения, доля военных расходов и расходов на образование в бюджете страны и т.п.

Возникает вопрос, как же из неплохих ингредиентов получается такой малосъедобный результат? Причин несколько. Во-первых, отсутствие исторической перспективы. Например, в Китае в настоящее время нет внутренних конфликтов и естественно убитых в них людей. Власти не разгоняют демонстрации, а демонстранты не кидают камни в полицейских. Но мы знаем при этом о возрастающей китаизации Тибета, помним об окровавленной площади Танамынь и понимаем, что как бы ни туго закрутили власти крышку котла, взрыв когда-нибудь произойдет. Образованные люди не смогут отказаться от своего права думать, говорить, писать и читать. Отсутствие свободы слова и прав человека не может продолжаться вечно. Трудно восхищаться и вьетнамским благополучием, отсутствием конфликтов и террористических актов, небольшой долей тюремного населения, низкой преступностью (если, конечно, можно считать эти данные достоверными), мирными отношениями с соседями. Мы помним, как после захвата Сайгона сотни тысяч жителей были отправлены на перевоспитания в концлагеря, а десятки тысяч пытались на плотах переплыть океан. Многие из них сегодня живут в нестабильной Америке и не собираются возвращаться на «мирную» родину. Нестабильность Израиля вызвана трудностями совместного проживания двух народов. Но нельзя не принимать во внимание, что «спокойные» сегодня арабские государства полностью выдавили из себя миллион евреев, чем продемонстрировали свою абсолютную неспособность к мирному сосуществованию.

Не включена в расчет миграция (как выезд, так и въезд), так же как и данные о туризме. Это можно считать вторым серьезным недостатком рассматриваемого индекса. Эти сведения могли бы продемонстрировать реальную степень толерантности населения.

Третьим важным недостатком является равноценность параметров. Уважение к правам человека, свобода печати, гражданские свободы, свободные и прозрачные выборы, продолжительность жизни и доля валового дохода на душу населения – все эти определяющие факторы считаются столь же важными, как процент женщин в парламенте, доля голубых беретов ООН в армейском контингенте, экспорт и импорт военного снаряжения, количество полицейских или солдат на сто тысяч жителей, создание современных типов вооружения.

С оценкой некоторых показателе нелегко согласиться. Так у американцев максимальная доля заключенных. Выше, чем в Ираке, Судане, России, Иране и других странах. Но без учета независимости суда, степени наказания, условий пребывания в тюрьмах сравнение цифр мало о чем говорит. Также высокая религиозность израильтян и американцев заметно ухудшает их индекс, но, не очевидно, что она является недостатком по сравнению с атеизмом норвежцев или вьетнамцев. Расчет среднеарифметического по всем показателям неудачный способ нахождения индекса. Формула объединения параметров должна включать и важность отдельных параметров, и учитывать тенденции их изменения. Так если не обеспечено право человека на жизнь, бессмысленно говорить о свободе слова, размерах армии или школьном обучении.

Используемые признаки не должны иметь шкалу только из четырех ступеней. При таких узких рамках заметно различающиеся страны могут оказаться в одной группе. Для доходов населения, достаточна десятибальная шкала, в других случаях может потребоваться стобальная. При этом функция изменения показателей совсем не обязательно должна считаться линейной.

Наконец, следовало бы более четко представить себе какой мир и какую стабильность мы хотели бы иметь. Малограмотные, бедные сельские жители Бутана, еще ни разу не участвовавшие ни в одних выборах не могут служить образцом для французов, англичан, итальянцев, какие бы результаты расчетов нам не демонстрировали. Не приходится сомневаться, что через некоторое время Бутан познакомиться с достижениями цивилизации, а вместе с ними появятся и проблемы современного общества.

Подводя итоги заметим, что интересная идея не дала на сегодня плодотворного результата. Первый блин, увы, как это не редко бывает, вышел комом. Возможно ли усовершенствование индекса? Несомненно. Произойдет ли оно? Мы скоро узнаем.

maksudov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *