Сон разума рождает чудовищ

Сон разума рождает чудовищ (2011)

 

Россия – несчастная страна. Бескрайние просторы, правдами и неправдами занятые нашими далекими и близкими предками и доставшиеся нам в наследство. Фантастические ресурсы (вода, лес, нефть, газ, металлы и. т. д.), открытые и освоенные нашими отцами и дедами. Ни у кого в мире нет таких богатств. Живи – не хочу. Ан нет! Как собака на сене, не умеем мы этим достоянием разумно распорядиться. То используем его для создания груды военного металлолома и оказываем военную и техническую помощь всем Кубам и Кореям планеты, то с завистью смотрим, как предприимчивые сограждане распихивают наше добро по своим бездонным карманам.

А рядом, практически за забором, на крошечных участках, обделенных полезными ископаемыми, живут богато, спокойно, а то и счастливо наши западные соседи. Конечно, и у них не без проблем, но об этом позже. Пока ограничимся лишь завистливым восхищением: «Их болезни – наше здоровье».

Почему так? На этот вопрос опять же нашими предками был дан разумный ответ: «Страна у нас большая, порядка только нет». Не умеем мы создать эффективную стабильную систему управления. Старинный рецепт: «Придите и володейте» – сегодня не годится. Рюриков не дозовешься. Надо самим искать выход, своими силами выстраивать государство, пригодное для благополучной и счастливой жизни.

Эффективная система на Запад не с неба спустилась. (В понятия Запад, европейцы, европейские ценности и др. в данном контексте включены и США, Канада, Австралия и другие европейские производные). Западная система выстрадана в ходе продолжительной борьбы европейских народов. Результаты этого пути могут быть представлены в виде нескольких философско-социальных категорий: демократия, либерализм, социализм, гуманизм, права человека. Не забудем и о таких фундаментальных европейских понятиях, как защита частной собственности и уважение к закону. При этом все эти ценности находятся в динамическом равновесии, и абсолютное преобладание одной из них ведет к катастрофе.

 

Торжество национальной идеи привело Германию к фашизму, возведение в культ социального равенства при вытеснении демократии, либерализма и частной собственности дало советский строй. Преобладание либерализма ведет к анархии и т. д. Есть тесная корреляция между реальным (не формальным) принятием этих идей и благополучным образом жизни большинства граждан Европы. И нет другого пути в современный процветающий мир. Эта аксиома подтверждена всем ходом мировой истории, а также печальным вековым опытом нашего государства. Немногочисленные страны, пытающиеся построить современную политическую систему без демократии (Китай, Иран, Вьетнам, арабские государства), имеют, как правило, серьезные проблемы, которые подтверждают тем самым перестроечный слоган: «Иного не дано». И, казалось бы, не остается ничего иного, как следовать по европейскому пути.

Нет! Нельзя идти вслед за Европой! Она сама себя предала. «Она о…!» С таким эмоциональным призывом обратилась к нам со страниц «Новой газеты» и в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Юлия Латынина. Позиция свежеиспеченного неофита, который, конечно же, святее Папы Римского, выглядит комично. Народ – быдло, всеобщее избирательное право – приход к власти безработного ублюдка, социальная справедливость – возможность жить на халяву. И о ужас! Трагедия: объединённая Европа утратила политическое господство над миром.

Смешно. Ведь мы все это совсем недавно имели. И контроль над третью человечества, и фиктивное избирательное право, и отсутствие социальной справедливости. И не следовало бы, казалось, обращать внимание на эту энергичную, крайне примитивную пропаганду агрессивно консервативных убеждений двухсотлетней давности. Но в дискуссии, устроенной первого сентября 2011 года на самой либеральной радиостанции России «Эхо Москвы», больше половины радиослушателей присоединились к мнению Юлии Латыниной о вреде всеобщего избирательного права. Она объясняет это следующим образом:

 

«На западе во времена его расцвета были представлены самые разные режимы: парламентская монархия, как в Великобритании, где круг избирателей был ограничен налогоплательщиками, республика, как в США, где опять-таки избиратели были налогоплательщиками, абсолютная монархия, как в Пруссии, Испании или России. Но вот всеобщего избирательного права не было решительно, ни в Великобритании, ни в США… Первый раз всеобщее избирательное право было введено во Франции во времена Великой французской революции и кончилось гильотиной и террором, второй раз для (мужчин) ввел его железный канцлер Бисмарк, желая разбавить свободомыслие немецких собственников шовинистическим угаром безмозглых масс. Ценз стал понижаться, а избирательное право стало распространяться на неимущих после Первой мировой войны, и окончательно всеобщим оно стало после Второй мировой войны».

 

Все это не так или не совсем так. Во Франции времен Великой революции всеобщее избирательное право было лишь декларировано в качестве благого пожелания, но ни разу французскому народу не удалось им воспользоваться. Якобинская диктатура была установлена силой, когда вооруженные отряды Парижской коммуны ворвались в Конвент и выгнали оттуда жирондистов. Это напоминает нам разгон Учредительного собрания большевиками, но к воле избирателей не имеет отношения.

Конституция Бисмарка 1871 года была отнюдь не торжеством воли народа. Рейхстаг (нижняя палата) выбирался всем мужским населением, но власть его ограничивалась как Императором, так и Верхней палатой, Бундесратом, которая могла принять любой закон в обход Рейхстага. Заметим также, что голосование по этой конституции было открытым, то есть контролируемым.

Реально функционирующее всеобщее (для белых мужчин) избирательное право утвердилось впервые, по-видимому, в США. В конституции оно не было прописано, но избирательные округа создавались с одинаковой численностью населения, то есть предполагалось, что депутат представляет определенную группу жителей, которые его выбирают. Необходимость законодательного контроля над соблюдением права граждан участвовать в выборах была осознана в ходе Гражданской войны. В 1868 году была принята четырнадцатая поправка к конституции, предусматривающая снижение представительства штата в Конгрессе, если жителю штата гражданину США старше 21 года будет отказано в возможности участвовать в выборах. Это показывает, что выборы уже рассматривались как всеобщие. Пятнадцатая поправка (1870 год) гласит, что нельзя лишать или ограничивать в праве голосовать граждан США в связи с расой или цветом кожи. Право женщин голосовать было обеспечено девятнадцатой поправкой в 1923 году, появившейся в результате борьбы за женское равноправие. Наконец, возрастной ценз был понижен до 18 лет в 1971 году. В России всеобщее (для мужчин и женщин) избирательное право было введено вскоре после февральской революции, по нему состоялись выборы в Учредительное собрание. Европа двигались в том же направлении, что и США, с некоторым отставанием.

Идеи ответственности власти перед народом, всеобщее равенство и, как следствие, участие всех граждан в выборах связаны не с социализмом, а с философской концепцией равных (естественных) прав человека. Они были разработаны в кругу европейских просветителей (Монтескье, Руссо, Гольбах и др.) и реализованы в результате активной борьбы жителей развитых стран за демократизацию и либерализацию общественной жизни. Демократия и, в частности, всеобщее избирательное право позволили европейцам создать мирное, стабильное, благоустроенное общество, в котором социальные конфликты не приводят к насилию, а решаются разработкой новых законов. В Африке, как верно заметила Латынина, избирательное право практически не работает. И не потому, что плох политический инструмент, а потому, что, в отличие от европейца, африканец пока еще порой очень далек от понимания сущности демократии.

Жителям России также пока не удается построить демократическое общество. Но вряд ли ему следует равняться на Африку – европейский путь развития намного привлекательней. Интересно, однако, действительно ли Юлии Латыниной неведомы элементарные исторические и политические сведения и представления, или она сознательно дезинформирует своих слушателей и читателей?

В одном можно с Латыниной согласиться: «не все спокойно в Датском королевстве» – перед Европой (и всем цивилизованным миром) сегодня стоят серьезные, трудно разрешимые проблемы. Конечно, не те, что волнуют Латынину, не утрата Европой политического господства над миром и не сегодняшнее стремление к единству. Европа объединилась полторы тысячи лет назад (римско-греческими корнями, традициями германских племен, латинским языком, христианством, культурой и наукой). Сегодняшнее упразднение таможни, свобода передвижения, унификация стандартов, единая финансовая система, демилитаризация и деколонизация – это все несомненные блага. Отказ Европы от политического господства над планетой, стремительный уход в родные пенаты, произошел 50-60 лет назад, когда зародился проект создания общества всеобщего благосостояния.

Европейский дом красив и удобен, и миллионы, если не миллиарды жителей планеты мечтали бы в нем поселиться. Найдется ли всем желающим место? Можно ли им отказать в праве выбора места жительства, провозглашенном Декларацией прав человека? И можно ли их всех впустить?! Это только одна из многих проблем, беспокоящих современное европейское общество. Хватает и других: изменение климата; нехватка продовольствия для миллиарда с лишним жителей планеты; неравномерность распределения земли и ресурсов между отдельными государствами, притом, что из истории известно, что все территории захвачены их «владельцами» с помощью насилия; противоречие между правом народов на самоопределение и неприкосновенностью государственных границ; различия в уровнях цивилизации между странами и неготовность ряда государств и выходцев из этих стран придерживаться принципов демократии, гуманизма, уважения к правам человека; использование хулиганами, преступниками, пиратами, террористами и прочими маргинальными группами нашего уважения к жизни и свободе человека; нарушение правительствами многих стран основных прав человека; снижение роли высокой культуры и ее вытеснение массовой культурой. У нас нет не только эффективных методов борьбы с этими проблемами, но во многих случаях нет теоретических представлений о способах их решения.

Здесь не место обсуждать эти больные вопросы. Ограничусь лишь одним замечанием. Дело не в избыточности социальных и политических прав, предоставляемых людям, как кажется сторонникам Юлии Латыниной. Дело в недостаточности этих прав, неверном их понимании, злоупотреблениях со стороны государств и со стороны отдельных граждан. Мультикультурализм предполагает равноправие культур, их взаимное уважение, право народов самим определять путь своего развития. Но насаждение в Ираке и Афганистане правительств западной ориентации объясняется отнюдь не идеями мультикультурализма, а неуважением к нему. (Я не отрицаю при этом право государств на защиту от нападения). В Афганистане США, вероятно, имели право на поиск и уничтожение баз террористов. Но многолетняя попытка перевоспитать народы, находящиеся просто на иной ступени развития, обошлась американцам слишком дорого и в человеческом, и в финансовом отношении. А гуманное намерение спасти ливийских граждан от бомбовых ударов авиации Кадафи, обернулось на наших глазах не просто уничтожением самолетов неугодного правителя, но ударом по наземным правительственным войскам, а затем и бомбардировками мирных жителей больших городов. Особенно малосимпатичными представляются эти акции в свете всем очевидных нефтяных интересов, проступивших за бомбовыми ударами.

Не красит Европу и признание в свое время независимости Словении, Хорватии, а затем Косово, вопреки подписанным Хельсинским соглашениям о нерушимости европейских границ во веки веков. Нельзя оправдать бомбардировку мирных объектов в Сербии и косвенную поддержку агрессии Грузии, напавшей на Южную Осетию. Все это свидетельствует об использовании двойных и более многомерных стандартов в политической игре, и абсолютно не соответствует европейским ценностям, нарушает дух и букву принятых политических соглашений.

Но борьба за права человека имеет определенные общеизвестные границы. Это права другого человека. Расширение автономии частной жизни – замечательное завоевание либерализма последнего столетия. Но серьезные преступления: убийство, насилие, издевательства – требуют немедленного вмешательства общества[1]. Мы никогда не осудим полицейского, ворвавшегося в дом без ордера, если своим поступком он предотвратил насилие над ребенком. И, напротив, законник, остановившийся перед запертой дверью в ожидании ордера и не сумевший помешать преступлению, будет, если не судом, то общественным сознанием осужден. Частная жизнь нуждается в защите против вторжения властей, но в то же время нам следует согласиться на некоторое ограничение наших прав в тех случаях, когда это совершенно необходимо для предотвращения серьезных преступлений. Когда на кону жизнь человека, приходится жертвовать частью нашей личной свободы. К сожалению, защищая от Юлии Латыниной демократию и либерализм, ее оппоненты порой перегибают палку.

Однако не только правительства повинны в недостаточном уважении к правам человека. Недавние события в Лондоне демонстрируют отсутствие у эмигрантов чувства ответственности перед страной проживания. Если главной целью эмигранта было воспользоваться экономическими, социальными и политическими достижениями принимающей страны, ему не должно быть в ней места. Эмигрант должен стремиться сделать что-то полезное для своей новой родины, обязан уважать традиции и обычаи ее жителей, соблюдать ее законы. Если эмигрант не готов сражаться за ценности страны, куда он хочет переселиться, он не будет ее достойным гражданином.

Цивилизованному миру предстоит решить эту и многие другие проблемы, как перечисленные выше, так и не упомянутые. И от того, сумеет ли он это сделать, зависит будущее планеты. Но если мы сравним сегодняшние ошибки (преступления) властей, с тем, что творилось сто или двести лет назад мы увидим, что масштаб изменился на порядок. Тогдашний произвол, многократно превосходит сегодняшние нарушения. Вспоминая ужасы инквизиции, фашизма, сталинизма, мировых войн и т. п., которые усилиями и разумом человечества были преодолены, мы можем надеяться, что и с сегодняшними трудностями удастся справиться.

 

 


[1] В статье «К вопросу об офигении Юлии», размещенной на нескольких сайтах в интернете, остроумном и во многом справедливом сочинении, есть параграф, с которым трудно согласиться. Там сказано:

«Одной из европейских ценностей – действительных ценностей… является неприкосновенность частной жизни, семейной в том числе. «Мой дом – моя крепость». И если телепортированный в мой ареал обитания сосед-сомалиец счёл необходимым за закрытыми, звуконепроницаемыми дверями изуродовать собственную дочь – я не стану ему мешать, потому что моё вмешательство в данном случае приведёт к учреждению обысков без ордера и ювенальной юстиции. А это хуже, чем маленькая освежёванная негритянка».

maksudov

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *